facebook

Знаки судьбы — почему одни видят их, а другие упорно не замечают и вновь и вновь наступают на одни и те же грабли…

— Мама! Привет! Как дела?
— Нормально, сынок! А у тебя? — настороженно поинтересовалась Зинаида, так как почувствовала на расстоянии — дела у её Данилы не совсем в порядке.

Несколько секунд Данила молчал, Зинаида слышала в мобильнике только его дыхание.
— Говори, не томи! — приказала она.
— Мы с Катькой разводимся, — выдал сын.
— Вот как! — только и смогла ответить Зина, хотя подсознательно к этой новости была готова уже года два.
— Да вот так, — почти прошептал Данила. — Она Ленку забирает и требует раздел квартиры.
— А ты как хотел? Конечно, ребенка с матерью оставят.
— Ты же знаешь, какая она мать. Ленку я растил. Как я без дочки? — с трудом выдавил Данила.

Зинаида молчала. В ней боролись двойственные чувства. Она жалела внучку, жалела сына, но злость на нерадивую невестку перевешивала жалость. В голове крутилась гадкая мысль: «Пусть попробует без моего сына пожить, пусть одна растит дочь, раз Данила ей плохим показался».

— Мам, что молчишь? Может, я через суд Лену заберу?
— Не спеши. Жизнь все расставит по местам…

Жизнь всё расставляет по местам. Проходит все плохое и все хорошее, каждый получает по заслугам и идёт дальше… своим предначертанным путём.

Данила послушал мать, не стал бороться за дочь. Виделся с ней в положенные дни, старался вкуснее накормить, одеть и обуть. Сердце его разрывалось каждый раз, когда отвозил дочь к дому бывшей жены. Вскоре после развода и раздела имущества Катька вышла замуж за Алехона. Предприимчивый таджик уговорил Катьку купить однокомнатную квартиру, а на оставшиеся деньги открыть торговую точку на рынке. Влюбленная Катька не спорила. Как будто не было в её жизни Данилы, хорошей трехкомнатной квартиры, приличной работы. Месяца через три поняла — беременна. Алехона новость обрадовала. На радостях он позвонил своей родне. Разговор закончился договором: через пару недель к ним выезжает брат Восе — помогать торговать на рынке. Катьку такая перспектива смутила. Но Алехон заверил — брат проживет у них недолго. Они раскрутятся, и у всех будет свое жилье.

В положенный срок родился мальчик. В однокомнатной квартире и до того не хватало места многочисленным жильцам, а теперь и подавно. Дочка делала уроки в ванной — другого места не было. Спала практически в прихожей. Но это еще полбеды. Когда Лена рассказывала о методах воспитания, применяемых Алехоном, Данила готов был ворваться в это пристанище идиотов и разгромить там все подряд.

Зинаида видела муки сына и как-то не сдержалась:
— Знаешь, сын, надо было забирать Лену.
— Так может сейчас? — встрепенулся Данила.
— Попробуй!

Все оказалось не просто. Катька то ли из чувства противоречия, то ли еще по каким причинам не захотела по-хорошему отдать дочь отцу. Обуреваемый страхом за дочь, злостью и обидой на бывшую жену, Данила отправился по всем возможным инстанциям. Дело растянулось на месяцы, а потом и на годы. Ему пришлось доказывать свою состоятельность, так как Катька наплела, что он пьет, дебоширит и вообще «никакущий».

А тем временем Лена росла. Рвения к учебе не проявляла. Да это и не удивительно. В такой обстановке даже гений не проявил бы своих способностей. Данила решил встретиться с учительницей дочери. Встреча получилась незабываемая! Учительница не могла скрыть удивления при виде красивого, ухоженного мужчины и, не стесняясь, выдала: «Мама Лены мне вас совсем не так описывала».

Данила не сдержался:
— А вы видели, в каких условиях Лена живет? Прошу вас, помогите мне забрать её!
Учительница пообещала содействие, но как часто бывает в жизни — сработал закон подлости. Она вышла замуж и уехала из города. Несколько месяцев у детей не было постоянной учительницы и до бытовых условий Лены никому не было дела.

А Лена стала агрессивной, в лексиконе то и дело проскакивали неприличные слова. Однажды при встрече она огорошила Данилу:
— Больше не приходи. Я не выйду к тебе. Ты плохой, так мамка сказала.
Слова дочери прозвучали как гром в ясную погоду. Данила задохнулся:
— Дочка, да как же так? Что я сделал?
— Это из-за тебя нам тяжело. Ты думаешь только о себе…

Катерина подтвердила слова дочери. В тот же вечер позвонила и сказала — свиданий больше не будет. Сам виноват. Нечего настраивать против нее органы опеки и учителей.

Время шло, а Данила погряз в бумагах, доказательствах своей состоятельности. А потом познакомился с Машей. В жизни появились какие-то проблески на нормальную жизнь. Маша два года назад потеряла мужа. Тринадцатилетняя дочь скрашивала её одиночество, но знакомство с Данилой вернуло радость жизни.

Зинаида вновь вставила свои «пять копеек»:
— Сын, появилась у тебя женщина, так будь умным — живи и радуйся. Перестань тянуть Лену к себе. Да и выросла она, понабиралась от мамаши непотребства. Еще неизвестно, как намучаешься с ней…

Данила не спорил — боялся спугнуть своё счастье.

…Звонок в дверь раздался почти в полночь.
— Кому там не спится? – пробормотал сквозь сон Николай.
— Пойду посмотрю, — накидывая халат, ответила Зинаида.

За дверями стояла Вика, дочь Николая. Немытые всклокоченные волосы, опухшие глаза, трясущиеся руки…
— Чего тебе? — тихо, но грубо спросила Зинаида.
— Теть Зина, папку позови, — просительно произнесла Вика.
— Спит папка. Что надо?
— Дайте денег. Не хватает на хлебушек, — ответила Вика, распространяя вокруг себя алкогольное амбре.
— У мамаши своей проси. Постеснялась бы. Отец после инфаркта, а ты все попрошайничаешь. Пить надо меньше! — зло бросила Зинаида и закрыла дверь.

— Кто приходил? – пробормотал Николай.
— Да заколебали соседи-алкоголики. На бутылку не хватает, — ловко соврала Зинаида.
— Дала?
— Что я — дура?
— Молодец! — удовлетворенно сказал Николай и засопел.

Сон не шел. Зинаида рассматривала узор на обоях, подсвеченный лунным светом. Воспоминания без спроса рисовали картины в мозгу. Вот она молодая, красивая разведенка с двумя детьми-малолетками. Потом знакомство с Николаем — несчастным разведенным мужиком. Пока ездил по заработкам, жена нашла другого. Обиженный, но добрый Николай, оставил жене и дочке дом, а сам ушел жить на квартиру. Зинаида долго сомневалась, но сын и дочка полюбили Николая, и она сдалась — стали жить вместе, а через три года расписались. Вика, дочь Николая, несколько раз приходила к ним в гости. Ей нравилось у них. В доме матери вечные гулянки, пьянки, а у тети Зины тишина и покой. Однажды Николай не сдержался, спросил у Зинаиды:
— Может, заберем Вику?

Зинаида давно ждала подобный вопрос, и решение приняла однозначное. Но перед Николаем разыграла настоящую трагедию:
— А дом свой тоже заберешь? Или потом мои дети будут с твоей Викой мой дом делить? У нее есть мать, вот с ней пусть и живет! Ты что, хочешь, чтобы люди со смеха лопнули? Все им оставил, а теперь еще на шею мне свою дочь посади!

Зинаида расплакалась. Николай вышел на крыльцо. Минут через двадцать вернулся, сказал:
— Забудь. Сморозил я что-то…

Вика подрастала, заходила все реже. А потом и вовсе понеслось — то в милицию попала, то очередной раз замуж вышла. А теперь вот иногда заходит «на хлебушек» попросить. Но Зинаида большей частью её отшивает, не даёт с Николаем встретиться, жалеет — недавно инфаркт случился, человеку покой нужен.

Двое