facebook

Кто-то считает «снежного человека» всего лишь красивой легендой, кто-то уверен в том, что подобные существа действительно живут в глухих лесах. Но даже ученые порой склоняются ко второй точке зрения. И неудивительно: в XIX веке в Абхазии и в самом деле обосновалась женщина-«снежный человек». Она не только привыкла к людям, но и родила от жителей села детей.

Старожилы рассказывали, будто на Кавказе раньше обитали целые популяции «снежных людей». «Снежные люди» или, как их называют на Кавказе, алмасты охотно контактировали с цивилизованным миром, брали у жителей сел пищу и даже трудились на них, выполняя несложную физическую работу. Одной из алмастов была и Зана. Как гласят легенды, она была поймана во второй половине XIX столетия где-то в Западной Грузии. Самку удалось пленить с помощью потных мужских штанов, которые охотники повесили на ветку дерева. Когда Зана, привлеченная запахом, приблизилась к дереву, на нее накинули сеть.

У «добычи» оказалась весьма экзотическая внешность. Кожа Заны была темно-серого или черно цвета. Все тело ее покрывали короткие рыжеватые волосы, причем на голове они были длиннее и даже спускались по плечам. А вот на ладонях и ступнях волос почти не было. У женщины был широкий, плоский нос, массивные челюсти, мощные надбровные дуги и белоснежные зубы. Выражение ее лица очевидцы событий описывали как суровое. Она не умела говорить, а произносила лишь какие-то нечленораздельные звуки.

Сменив нескольких хозяев, Зана в конце концов оказалась у Эдги Генабы, абхазского дворянина, в селении Тхина. Скорее всего, имя ей дали еще прежние хозяева. Поначалу «снежную женщину» Генаба держал в своеобразной тюрьме – строении, представлявшем из себя бревна, воткнутые в землю по кругу, вроде частокола. Новый «господин» Заны опасался, что та, обладая невероятной физической силой, попросту сбежит из менее хлипкой постройки. Пищу пленнице подавали с помощью веревок, спуская вниз. Когда Зана немного привыкла, ее перевели под навес во дворе усадьбы. Но даже тогда ее не прекращали держать на привязи. Впрочем, вскоре Зане была дарована полная свобода.

Удивительно, но самка алмаста никуда бежать не собиралась и даже не уходила далеко от населенного пункта. Более того, Зана решила соорудить в усадьбе Генаба собственный дом, вырыв огромную яму. В ней она и жила и зимой, и летом. Она проявляла беспокойство, когда попадала в холодное время года в отапливаемое помещение. В том числе поэтому «снежная женщина» продолжала ходить без одежды даже после того, как прижилась среди людей. Зана понимала некоторые обращенные к ней человеческие слова. Например, она выполняла команды своего хозяина, который по вечерам велел снимать с его ног сапоги. Также она выполняла различные поручения по хозяйству, в основном переносила тяжести.

Однако некоторым потребовались от Заны и другие услуги – интимного характера. Тем более, что в этом она никому не отказывала. В результате таких связей пленница родила пятерых детей. Один из них скончался еще во младенчестве, скорее всего, от переохлаждения. Дело в том, что новорожденных Зана в первую очередь несла купать к источнику с ледяной водой. Впрочем, четверо остальных детей Заны: два сына (Джонда и Хвит) и две дочери (Коджанар и Гамаса) выжили. Самым известным ребенком «снежной женщины» из Абхазии стал ее сын Хвит. Так сложилось благодаря исследованиям, которые проводили уже ученые ХХ века, заинтересовавшиеся историей Заны.

К тому моменту, когда специалисты обратили внимание на «снежную женщину», та уже отошла в мир иной. Ученые, в том числе и историк Борис Поршнев, написавший книгу об абхазской пленнице, долгое время не могли обнаружить могилу Заны. Предположительное захоронение удалось найти лишь в середине 1970-х годов Игорю Бурцеву. За 20 лет до этого умер и Хвит. Однако именно поэтому тщательному изучению повергся не только череп «снежной женщины», но и череп ее сына Хвита. Судя по черепам, и Зана, и Хвит действительно отличались от местных жителей. В частности череп Заны, как заключили эксперты, отличался ярко выраженными экваториальными чертами: широким носом, уплощенными носовыми костями, широким межглазничным пространством, выпуклым лбом, развернутыми вперед скулами и т.д.. Что касается Хвита, то надбровный валик, характерный для неандертальцев, у него отсутствовал, зато надглазный треугольник, являющийся одной из черт Homo sapiens, был хорошо выражен.

Таким образом специалисты пришли к выводу, что Зана была вовсе не «снежной женщиной», а обычной чернокожей женщиной, из рода Homo sapiens. В качестве еще одного доказательства данной версии ученые привели и тот факт, что имя Зана созвучно с грузинским словом «занги», что переводится как «негр». Исследователи предположили, что охотники и хозяева Заны знали, с кем столкнулись, а история экзотической чернокожей женщины со временем обросла всевозможными легендами. Однако далеко не все согласны с таким мнением. Дело в том, что достоверно не установлено, что останки, которые изучали ученые, и в самом деле принадлежали Зане и Хвиту. Людям хочется верить в сказку! Хотя кто знает, а вдруг «снежный человек» – это не выдумка?

 

Интересное